Теории истины в философии

Доклад по дисциплине «Систематическая философия»

«Истина и заблуждения»

Выполнила:

Студентка 141 группы ФПТЛ

Сорокина Надежда

Приняла: Воробьева С.А.

Санкт-Петербург

2016 г


СОДЕРЖАНИЕ:

1. Введение 3

2. Теории правды в философии 4-6

3. Формы правды, Свойства правды 7

4. Аспекты правды 8-11

5. Заблуждения 12-13

6. Выводы 14-15

7. Литература 16


Введение

«Река правды протекает через каналы заблуждений»

Рабиндранат Тагор

Одной из заморочек миропонимания, являющейся более принципиальной и сейчас, является неувязка Теории истины в философии правды. Зание ее - один из самых животрепещущих вопросов гносеологии (наука о зании). Зание ее - один из самых животрепещущих вопросов гносеологии.

Обычно правду определяют как соответствие познания объекту.

Правда — верное отражение объекта познающим субъектом, проигрывание его таким, каким он существует сам по для себя, вне и независимо от познающего Теории истины в философии субъекта и его сознания. Правдой может называться само познание (содержание познания) либо сама познанная реальность. В целом, правда есть универсальная категория, понятие, применяемое, а именно, как в религии и философии, так и в рамках научного зания.

Правда - это цель, к которой устремлено зание, ибо, как справедливо писал Ф. Бекон Теории истины в философии, познание - сила, но только при том обязательном условии, что оно поистине. Правда есть познание. Но всякое ли познание есть правда? Познание о мире и даже об отдельных его кусках в силу ряда обстоятельств может включать в себя заблуждения, а иногда и сознательное искажение правды, хотя ядро познаний и составляет Теории истины в философии, как ранее говорилось выше, адекватное отражение реальности в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий.

Но население земли изредка добивается правды по другому, как через крайности и заблуждения. Заблуждение — это содержание сознания, не соответственное действительности, но принимаемое за настоящее. Заблуждения тоже отражают беспристрастную реальность, имеют реальный источник. Заблуждения Теории истины в философии обоснованы и относительной свободой выбора путей зания, сложностью решаемых заморочек, рвением к реализации планов в ситуации неполной инфы.

«Истина так нежна, что чуток только отступил от нее, - впадаешь в заблуждение; да и заблуждение это так тонко, что только стоит малость отклониться от него, и оказываешься в истине». (Блез Паскаль).

Таким макаром, правду Теории истины в философии можно найти как философскую категорию для обозначения меры отражения объекта познающим субъектом. И эта мера проверяется практикой.


Теории правды в философии

Большая часть ученых, рассматривая вопрос о том, что такое правда в философии, придерживаются традиционной концепции правды. Ее истоки можно отыскать еще в учении Аристотеля, основываются они на Теории истины в философии том, что познания соответствуют объекту, реалиям, реальности. Познавая, человек не просто занимается формированием познания, да и дает ему оценку: применимое ли оно, является ли принципиальным либо животрепещущим. Но основным видом оценивания выступает оценивание с 2-ух позиций - истинности и ложности. Потому правда в философии представляет собой не определенные явления либо вещи, а Теории истины в философии познания об этих явлениях и вещах. Целью всех видов зания является правда. Но, необходимо подчеркнуть, правда и заблуждение в философии всегда есть вкупе, являясь постоянными спутниками. Потому они занимают ведущее место в теории зания. Под заблуждением следует осознавать познание, которое не соответствует собственному предмету и не Теории истины в философии совпадает с ним. Правда в философии, напротив, согласована со своим предметом и соответствует ему.

Необходимо подчеркнуть, что теория правды в философии имеет два подхода - традиционный и неоклассический.

Традиционный подход содержит в себе последующие концепции:

- корреспондентскую (предугадывает, что идея и реальность соответствуют друг дружке, а представление совпадает с реальностью). Еще Аристотель Теории истины в философии предложил его решение, в базе которого лежит принцип корреспонденции: правда - это соответствие познания объекту, реальности.

- авторитарную (представляет собой глубочайшие убеждения либо абсолютное доверие авторитету);

- семантическую (в связи с тем, что нередко результатом выражения о выражении является семантический феномен, введен запрет на определение правды в теории);

- теория правды в философии как очевидности Теории истины в философии (правда является броским и точным представлением);

- теория правды в качестве опыта, который имеет доказательство.

Неоклассический подход предугадывает такие концепции:

- прагматическую теорию (состоит в эффективности и полезности познания);

- конвенциональную (правда является следствием соглашения); Конвенционалисты (к примеру, Анри Пуанкаре, фр.математик, физик) утверждали, что дефиниция (серьезное определение термина) правды и Теории истины в философии её содержание носят условно-договорный нрав.

- когерентную теорию (правда выступает в качестве согласованных познаний).

До сего времени более всераспространенной концепцией правды является корреспондентская либо традиционная концепция правды. Её главные положения сформулированы Аристотелем, главное из их сводится к формуле правда есть соответствие вещи и ума (лат. veritas est Теории истины в философии adaequatio rei et intellectus). В традиционном смысле правда — это адекватная информация об объекте, получаемая средством чувственного и умственного исследования или принятия сообщения об объекте и характеризуемая с позиции достоверности. Более облегченная трактовка совпадает с таким тезисом: правда есть адекватное отображение реальности в сознании.

Осознание правды как соответствия познаний и вещей было Теории истины в философии характерно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию. Традиционная концепция правды признавалась Фомой Аквинским, Г. Гегелем, К. Марксом и другими мыслителями. А именно, французские философы-сенсуалисты (к примеру, Э. Кондильяк) определяли правду, постулируя её в собственных формулах в принципе как адекватное отображение реальности и тем присоединяясь к приверженцам корреспондентской теории. Общая ориентация Теории истины в философии на традиционные мнения присуща также и неким философам XX в. (А. Тарский, К. Поппер и др.).

В традиционной концепции реальность трактуется, приемущественно, как беспристрастная действительность, существующая независимо от нашего сознания. Реальность содержит в себе не только лишь воспринимаемый мир, да и личную, духовную сферу. Особенным образом Теории истины в философии тут следует сказать о зании; его итог (правда), также сам объект зания понимаются неразрывно связанными с предметно-чувственной деятельностью человека. Позже к этому прибавилось осознание правды не только лишь как статичного явления, да и как оживленного образования либо процесса.

Рихард Авенариус и Э.Мах понимали правду как согласованность чувств Теории истины в философии. М.Шлик и О.Нейрат рассматривали истинность как поочередную связь предложений науки и чувственного опыта.

С конца XIX — середины XX вв. в философии усиливается иррационалистический подход к осознанию правды. Ф. Ницше связывал правду с мыслями нескончаемого возвращения и переоценки ценностей. Ж.-П. Сартр считал, что суть правды есть свобода; экзистенциалисты в целом Теории истины в философии противопоставляли беспристрастной правде представление о личной правде, в границах которой интуитивно раскрывается бытие в его подлинности.

Согласно более всераспространенным мнениям в западной философии середины XX в. правда есть особенный безупречный объект (Ж. Маритен, Н. Гартман и др.). Такое осознание правды неразрывно связано с осознанием бытия как Теории истины в философии непознаваемого, сверхчувственного и правильно до конца не постижимого парадокса.

Р. Декарт предложил свое решение: важный признак настоящего познания - ясность. Для Платона и Гегеля правда выступает как согласие разума с самим собой, так как зание является с их точки зрения раскрытием духовной, разумной первоосновы мира.

Д. Беркли, а позже Мах и Авенариус рассматривали Теории истины в философии правду как итог совпадения восприятий большинства. Конвенциональная концепция правды считает настоящее познание (либо его логические основания) результатом конвенции, соглашения.

Разброс воззрений довольно велик, но, большим авторитетом и самым широким распространением воспользовалась и пользуется традиционная концепция правды, берущая свое начало от Аристотеля и сводящаяся к корреспонденции, соответствию познания Теории истины в философии объекту. Что касается других позиций, то при наличии и в их определенных положительных моментов они содержат внутри себя коренные беспомощности, дозволяющие не согласиться с ними и в наилучшем случае признать их применимость только в ограниченных масштабах

Правда - это беспристрастное содержание сознания, адекватное отражение предметов и явлений реальности. С правдой справедливо Теории истины в философии связывается самое великодушное, возвышенное и важное в процессе зания мира, человека, общества. Правда есть процесс адекватного (верного, правильного) отражения реальности в сознании человека. Правда едина, но в ней выделяются беспристрастный, абсолютный и относительный нюансы, которые в свою очередь можно рассматривать как относительно самостоятельные правды.


3. Формы правды. Свойства правды Теории истины в философии.

Существует ряд форм правды: обыденная либо прозаическая, научная правда, художественная правда и правда нравственная. В целом же форм правды практически столько, сколько видов занятий. Особенное место посреди их занимает научная правда, характеризующаяся рядом специфичных признаков. Сначала - это направленность на раскрытие сути в отличие от обыденной правды. Не считая того Теории истины в философии, научную правду отличает системность, упорядоченность познания в ее рамках и обоснованность, доказательность познания. В конце концов, научную правду отличает повторяемость и общезначимость, интерсубъективность.

А сейчас обратимся к основным чертам настоящего познания. Главный чертой правды, ее основным признаком является ее объективность.

Беспристрастная правда - это такое содержание наших познаний, которое не зависит Теории истины в философии ни от человека, ни от населения земли. Если наше познание - это личный образ беспристрастного мира, то беспристрастное в этом виде и есть беспристрастная правда. Вопрос о соотношении правды абсолютной и относительной выражает диалектику зания в его движении к правде, о чем уже шла речь выше, в движении от Теории истины в философии неведения к познанию, от познания наименее полного к познанию более полному.

Постижение правды, - а разъясняется это нескончаемой сложностью мира, его неисчерпаемостью и в большенном, и в малом, не может быть достигнуто в одном акте зания, оно есть процесс. Этот процесс идет через относительные правды, относительно верные отражения независящего от человека Теории истины в философии объекта, к правде абсолютной, четкому и полному, исчерпающему отражению этого же объекта. Можно сказать, что относительная правда - это ступень на пути к правде абсолютной. Относительная правда содержит внутри себя зерна правды абсолютной, и каждый шаг зания вперед добавляет в познание об объекте новые зерна правды абсолютной, приближая к Теории истины в философии полному овладению ею.

Итак, правда одна - она беспристрастна, так как содержит познание, не зависящее ни от человека, ни от населения земли, но она в то же время и относительна, т.к. не дает исчерпающего познания об объекте.

Но путь к правде никак не усеян розами, зание повсевременно развивается в Теории истины в философии противоречиях и через противоречия меж правдой и заблуждением.


Аспекты правды

Под аспектом правды понимается разрешающая процедура, позволяющая оценивать познание или как настоящее, или как неверное. Если пробовать находить такую функцию только снутри самого познания, то появляется феномен, схваченный в свое время еще Секстом Эмпириком: для нахождения такового аспекта нужен, в свою очередь Теории истины в философии, аспект, и так до бесконечности.

Поиск такового надежного аспекта идет в философии давно. Рационалисты Декарт и Спиноза считали таким аспектом ясность. Вообщем говоря, ясность годится как аспект правды в обычных случаях, но аспект этот субъективен, а поэтому и ненадежен: ясным может представляться и заблуждение, в особенности поэтому, что это Теории истины в философии мое заблуждение. Другой аспект: поистине то, что признается таким большинством. Этот подход кажется симпатичным. Разве не пытаемся мы решать многие вопросы по большинству голосов, прибегая к голосованию?

Эмпирические аспекты правды.

Формой научного проявления аспекта практики является опыт, т.е. строго описанная и лучше техно воспроизводимая процедура проверки опытнейших Теории истины в философии (эмпирических) следствий, выводимых из какой-нибудь теории.

Одним из таких эмпирических критериев (разрешающих процедур) служит верифицируемость теории, т.е. заключение об ее истинности на основании практического доказательства вышедших из нее опытнейших следствий. Но со времен Д. Юма понятно, что хоть какой индуктивный вывод носит вероятностный нрав (кроме случаев полной индукции), а Теории истины в философии поэтому ни какая верифицируемость не может считаться надежной. Единственный плохой результат опыта поставит под колебание истинность целой теории.

Это и отдало основание К. Попперу сконструировать обратный эмпирический аспект фальсифицируемости, нацеленный не на доказательство, а, напротив, на опровержение теоретической модели через опровержение (фальсификацию) выводимых из нее эмпирических следствий Теории истины в философии. Обе эти процедуры удачно употребляются в науке.

Но аспект практики и в ее общественно-историческом, и в научно-экспериментальном проявлении не может считаться достаточным. В науках, в особенности дедуктивных, существует масса теоретических мыслях и гипотез, которые нельзя проверить не только лишь ни в одной практической деятельности, но даже Теории истины в философии в опыте. Более того, абсолютизация аспекта практики может быть смертельно небезопасной для существования науки. В истории уже были случаи, когда требование незамедлительных практических и экспериментальных результатов служило оправданием идейного давления на науку. Так, под девизом отсутствия реальных практических приложений в 40--50-х гг. XX в. у нас травили генетику, позже - кибернетику. Все это Теории истины в философии принуждает находить аспекты правды уже не вне, а снутри самой науки, позволяющей ей существовать в качестве относительно автономной и самоценной сферы духовного творчества человека.

Логические аспекты.

Важным их их является логическая непротиворечивость - запрет на одновременное наличие 2-ух разных суждений снутри научной догадки либо теории. Формально-логическая противоречивость значит, что Теории истины в философии теория полностью не информативна, ибо из противоречия следует все, что угодно.

Другой принципиальный логический аспект правды - аспект независимости аксиом, т.е. невыводимость одних начально принятых допущений (аксиом, постулатов) теории из других. Обнаружение факта нарушения этого принципа - суровое свидетельство в пользу неточности данной теории.

Не считая этого выделяют еще аспект Теории истины в философии полноты теории. Семантическая полнота значит, что все суждения снутри данной теоретической модели являются доказанными, а не произвольно введенными. Аспект синтаксической полноты говорит, что теория является настоящей (либо, поточнее, корректной), если присоединение к ней случайного суждения (формулы) делает ее противоречивой.

Логические аспекты правды, во-1-х, носят довольно формальный Теории истины в философии и отрицательный нрав (т.е. свидетельствуют не столько об правде, сколько об неточности каких-то теоретических представлений) и, во-2-х, кроме универсального аспекта непротиворечивости имеют животрепещущее значение в главном для аксиоматически построенных теорий в логике и арифметике.

Специфицированные теоретические аспекты.

В естественных и обществоведческих, а частично и гуманитарных Теории истины в философии, науках употребляется целый диапазон фактически теоретических критериев правды.

Одним из их является аспект внутренней и наружной когерентности познания, т.е. требование системной упорядоченности и взаимосогласованности положений снутри самой теории (догадки), также желательность ее согласования с базовым и непроблематизируемым познанием в науке. Так, если какая-то теоретическая догадка в физике Теории истины в философии противоречит закону сохранения энергии, то это - веское основание для констатации ее ложности.

Другим принципиальным теоретическим аспектом правды является принцип простоты теории. Он значит, а именно, что из 2-ух конкурирующих в науке гипотез, вероятнее всего, будет избрана та, которая решает делему более экономичным и оптимальным методом: употребляет наименьшее количество начальных аксиом при Теории истины в философии том же пояснительном и предсказательном потенциале; опирается на более обычной математический аппарат; не завлекает сложной терминологии и т.д.

Краса как аспект правды. В конце концов, в науке употребляется и этот аспект, пожалуй, менее прозрачный и оптимальный, но нередко оказывающийся решающим в ситуации выбора.

Данный аспект, невзирая Теории истины в философии на кажущуюся его отдаленность от науки и вообщем оптимального зания, по сути присущ хоть какому виду деятельности людей и носит базовый нрав. Это было глубоко понято уже в античности. Эстетическое удовольствие - это особенного рода чувствительность к красе, красивому, вначале заложенная в каждом человеке.

Бытие и познание вначале эстетичны, а Теории истины в философии стало быть, и правда, и сам ее поиск должны быть красивыми. Об этом верно гласил уже Платон. Закон, открываемый арифметикой либо философией, - это одно из проявлений мировой гармонии, а потому и зание этих законов есть действо эстетическое. Для человека древней культуры нет ничего такого особенного в выражениях типа «эта теория прекрасна Теории истины в философии» либо «я услаждался его аргументацией».

Все есть основания представить, что вступление в эру диалога и синтеза разных форм духовного опыта в какой-то момент приведет к принятию единых критериев правды, не принципиально, носит ли эта правда научный, религиозный либо философский нрав.

Каковы же эти вероятные аспекты, беря во внимание, что Теории истины в философии аспект эстетичности мы уже обсудили выше?

Синтетичность. Современный шаг в развитии цивилизации безотступно просит синтеза познаний. Как следует, органичное соединение в едином кристалле теории либо духовного учения разных, в том числе и обратных, граней будет свидетельствовать об их правде. Такая синтетичность значит снятие, говоря языком Гегеля, дотоле однобоких Теории истины в философии и разрозненных ракурсов видения предмета в рамках более высочайшего и многомерного осознания. В сути, все более глубочайшие философские и религиозные системы, также научные программки в истории населения земли отличались синтетичностью и способностью гармонически соединять, диалектически опосредствовать предшествовавшие им непримиримые идеологические кандидатуры.

Хоть какое познание, претендующее на истинность, не Теории истины в философии должно сейчас наносить вреда природеили оправдывать таковой вред ссылками на происшествия либо существование более больших целей и ценностей людской деятельности, ежели сохранение природного организма. Данный аспект касается сначала научного и технического познания, но он имеет отношение к религии, к гуманитарным наукам, даже к искусству и философии. Так, мы сейчас сталкиваемся с Теории истины в философии целым диапазоном грешных философских аргументов, оправдывающих технократическую ментальность и разрушение природной среды. Хоть какое приобретенное познание должно иметь в виду возможность собственного предстоящего развития и синтетического обогащения. Неважно какая претензия на абсолютность и завершенность, даже если это касается истолкования религиозных истин, несостоятельна в принципе. Изменяется мир Теории истины в философии, изменяется человек, а означает, безизбежно изменяются и методы его интерпретации себя самого и мира.

Принципиально направить внимание на конкретность правды. Абстрактной правда не бывает. Правда всегда "приписана" к определенному месту и времени.

Аспектом правды не может быть общественное либо всеобщее признание. Если какую-то информацию делит большая часть, то это Теории истины в философии не означает, что на их стороне правда. В неприятном случае в разряд истин попали бы все предрассудки: их, обычно, держится подавляющее большая часть коллектива, общества. Правда не устанавливается голосованием. Она может быть и на стороне меньшинства.

Вообщем, как указывает история, правда сначала является достоянием или 1-го человека, или Теории истины в философии маленького круга единомышленников. Когда-то теория относительности была правдой только А. Энштейна. Другое дело, что правда, если это вправду правда, в какой-то момент находит дорогу к сердцам, нет - головам большинства, всех людей.

Признание, в конце концов, она вправду получает. Судьба правды обычно такая: поначалу ее все опровергают, потом с Теории истины в философии энтузиазмом принимают, в конце концов, она становится кое-чем обычным и рутинным. Итак, не все то, что делит большая часть, является настоящим, но правда в какой-то момент становится достоянием большинства.

И все-же, основным, решающим аспектом правды является практика, т.е. вещественная предметно-чувственная деятельность человека, направленная на Теории истины в философии реальное преобразование мира - природного и общественного. Очевидно, этот аспект тоже не абсолютен. Практика носит всегда конкретно-исторический нрав, развивается, совершенствуется, конкретизируется. И то, что труднодоступно ей сейчас, может стать легкодоступным завтра.


Заблуждение

Заблуждение – это познание, которое не соответствует действительности и не может быть принято как настоящее. Источник заблуждений реальный, он показывает Теории истины в философии беспристрастную реальность. В любом научном зании происходит столкновение меж разными воззрениями и убеждениями. Они могут быть и неверными, и достоверными. Научные зания, обычно, относительны. Ведь правда в философии исторична: объект зания никогда не исчерпывается. Он имеет свойство изменяться, получать различные свойства и нескончаемое число взаимосвязей со всем тем, что его Теории истины в философии окружает. Взять хотя бы идею самозарождения жизни, которая только в итоге работ Пастера была похоронена. Либо положение о неделимости атома, надежды алхимиков на открытие философского камня, при помощи которого все просто может преобразовываться в золото.

Заблуждение - итог односторонности в отражении мира, ограниченности познаний в определенное время, также Теории истины в философии трудности решаемых заморочек.

Заблуждение не является абсолютным вымыслом, игрой воображения, плодом фантазии. Не считая того, заблуждения - это типичная плата за попытку выяснить больше, чем позволяет уровень теоретической мысли и способности практики, это плата за ситуацию неполной инфы. Гносеологическое отношение на уровне недостающего познания относительно объекта и себя самого безизбежно Теории истины в философии приводит субъект к заблуждению, ибо он не в состоянии решить делему сознания, как соотнесения познания о для себя и познания об объекте. Нарушение правила сознания обеспечивает субъекту путь к кумиру, другими словами к заблуждению.

История познавательной деятельности населения земли указывает, что и заблуждения отражают, правда односторонне, беспристрастную реальность Теории истины в философии, имеют реальный источник, «земное» основание. Нет и в принципе быть не может заблуждения, решительно ничего не отражающего, пусть и очень опосредованно либо даже максимально извращенно. Истинны ли, например, образы магических сказок? Ответим: да, истинны, но только отдаленно — они взяты из жизни и преобразованы силой фантазии их творцов. В любом вымысле содержатся Теории истины в философии нити действительности, сотканные силой воображения в необычные узоры. В целом же такие эталоны не есть нечто настоящее.

Существует мировоззрение, как будто заблуждения — обидные случайности. Но они неотступно сопровождают историю зания как плата населения земли за дерзновенные пробы выяснить больше, чем позволяют уровень наличной практики и способности теоретической мысли. Человечий разум Теории истины в философии, устремленный к правде, безизбежно впадает в различного рода заблуждения, обусловленные как его исторической ограниченностью, так и претензиями, превосходящими его реальные способности. Заблуждения обоснованы и относительной свободой выбора путей зания, сложностью решаемых заморочек, рвением к реализации планов в ситуации неполной инфы.

Здесь уместно напомнить слова Гёте: «Кто отыскивает, обязан Теории истины в философии блуждать». В научном зании заблуждения выступают как неверные теории, ложность которых выявляется ходом предстоящего развития науки. Так было, к примеру, с геоцентрической теорией Птолемея либо с ньютоновской трактовкой места и времени.

Источником заблуждения могут быть погрешности, связанные с переходом от чувственного уровня зания объекта к оптимальному. Не считая Теории истины в философии того, заблуждения могут быть результатом неправильной экстраполяции чужого опыта без учета определенной проблемной ситуации.

Таким макаром, заблуждения имеют свои социальные, психические и гносеологические основания.

Что касается заблуждения, то, как показала практика населения земли, это неотъемлемый элемент поиска правды. Пока один откроет правду, 100 пребудут в заблуждении. И в этом Теории истины в философии смысле заблуждение представляет собой ненужные, но правомерные издержки на пути к достижению правды.

Но нет оснований для пессимистического мнения на зание как на сплошное блуждание в потемках вымыслов. До того времени пока человек стремится все вперед и вперед, он блуждает. Заблуждения в науке равномерно преодолеваются, а правда пробивает для себя Теории истины в философии дорогу к свету.


Выводы

Правда — верное отражение объекта познающим субъектом, проигрывание его таким, каким он существует сам по для себя, вне и независимо от познающего субъекта и его сознания. Правдой может называться само познание (содержание познания) либо сама познанная реальность. В целом правда есть универсальная категория, понятие, применяемое, а именно Теории истины в философии, как в религии и философии, так и в рамках научного зания. Правда несет беспристрастное содержание (информацию объекта) и ценностную ориентированность субъекта. Ценность познания определяется мерой его истинности.

Но население земли изредка добивается правды по другому, как через крайности и заблуждения. Заблуждение - это содержание сознания, не соответственное действительности, но принимаемое Теории истины в философии за настоящее. Заблуждения тоже отражают, правда односторонне, беспристрастную реальность, имеют реальный источник. В любом вымысле содержатся нити действительности. Заблуждения появляются вследствие различных личных и беспристрастных обстоятельств: поспешных обобщений, несовершенства познавательных средств и т.п.

Заблуждения имеют и гносеологические и психические, и социальные основания. Но их следует отличать от ереси как Теории истины в философии нравственно-психологического парадокса.

Таким макаром, правда и заблуждение в философии тождественны и в то же время различны. Их сходство состоит в том, что они, как и любые другие антагонисты не могут существовать один без другого. Правда -- адекватный, верный путь движения мышления; заблуждение представляет собой искаженное отражение этого пути Теории истины в философии. Также можно утверждать, что правда и заблуждение различны, ведь в тождестве заключено и различие, а различие предугадывает и тождество. Заблуждение представляет собой высочайшего порядка абстракцию -- абсолютизацию - момента зания, который оторван от предмета зания. Потому вопрос о том, как соотносятся правда и заблуждение, имеет тесноватую связь с правдой – как абсолютной, так и Теории истины в философии относительной

На стадии заслуги результата практики субъект имеет возможность оценить эффективность собственных действий, все те чувственные и оптимальные моменты, которые их аккомпанировали. Практика становится аспектом истинности, не всегда окончательным и исчерпающим, но, все же, всегда позволяющим сделать оценку истинности серьезной и содержательной. Практика не единственный аспект истинности, но Теории истины в философии один из основных. В структуре практики много относительно самостоятельных моментов, значение которых неодинаково. Это находит отражение в специфике философских учений. Когда кантианцы анализируют практику, они исходят из активности субъекта. Марксисты переносят акцент на средства практики, придавая им особенное значение. Меж тем практика есть единое целое, тут все взаимосвязано Теории истины в философии. Поэтому-то практику саму нужно брать во всем ее объеме, во всей ее трудности, подвижности, противоречивости. Нужно учесть конкретные закономерности ее конфигурации, также тенденцию и направление этих конфигураций. Исключительно в этом случае изменяющаяся практика может быть основой и аспектом развивающегося объективно-истинного познания.

Таким макаром, правда и заблуждение в философии Теории истины в философии тождественны и в то же время различны. Их сходство состоит в том, что они, как и любые другие антагонисты не могут существовать один без другого


Литература:

1. Алексеев П. В., Панин А. В. Философия. Учебник. - М.: Издательство: ТК, 2005.

2. Кальной И.И., Сандулов Ю.А. Философия для аспирантов. Учебник / Под ред. И Теории истины в философии. И. Кального. 3-е изд., стер. - СПб., 2003.

3. Кант И. Критика практического разума. - СПб.: Изд. Компания РАН, 1995.

4. Ницше Ф. Соч.: в 2-х т. Т. 1. - М.: Идея, 1990.

5. «ПРАВДА» И «ИСТИНА» (языковая концептуализация мира и направленное на определенную тематику своеобразие российской философии).//Вестник Самарской гуманитарной академии. Выпуск «Философия. Филология.» – 2006. – № 1 (4).-С.173-209.

6. Соколов А.В. Общая Теории истины в философии теория социальной коммуникации : Учебное пособие. - СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.

7. Спиркин А.Г. Философия: Учебник.- М.: Гардарики, 2000.

8. Кальной И.И., Сандулов Ю.А. Философия для аспирантов. Учебник / Под ред. И. И. Кального. 3-е изд., стер. - СПб.,2003.

9. Кант И. Критика практического разума. СПб.: Изд. Компания РАН, 1995. С. 453.

10. Ницше Теории истины в философии Ф. Соч.: в 2-х т. Т. 1. М.: Идея, 1990. С. 654

11. Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации : Учебное пособие. - СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.С.231

12. Соколов А.В. Указ.соч. С.233.


teorii-ciklov-eksternalnie-i-internalnie-teorii-ciklov-i-vozmozhnost-sinteza.html
teorii-detskogo-razvitiya.html
teorii-ekonomicheskogo-cikla-vneshnyaya-teoriya.html